ЧервоточинаЧервоточина. До смерти надоевшая мелодия будильника ворвалась в моё затуманенное сном сознание, и резким неприятным звуком выбила его из сладких объятий богини Дрёмы, вернув в суровую действительность хмурого осеннего утра. Фея снов ещё пыталась утянуть меня в глубины сладких грёз, но неумолимое пиликанье дешёвого китайского смартфона в клочья разорвало прекрасные видения, и окончательно пробудила мозг. Сегодня понедельник. Мудрые народные поговорки не зря называют его «тяжёлым». После весёлых выходных на работу не хотелось идти абсолютно.

Я с трудом поднялся с кровати и, шатаясь, направился в ванную комнату. Со стеклянной глади зеркала на меня смотрело отвратительное небритое лицо с опухшими глазами. Торчащие во все стороны волосы дополняли образ человека, явно переборщившего накануне с алкоголем.

– Ну и рожа у тебя Шарапов… – пробормотал я классическую фразу из фильма своему отражению, которое в ответ скривилось и показало язык.

Я открыл кран с холодной водой и сунул под него гудящую голову. Хорошо-то как… хоть и очень холодно.

– Терпи казак – атаманом будешь, – выдал я, очередной классический перл, клацая зубами.

Кажется, полегчало. Дал знать о себе желудок, перекрыв своим урчанием дребезжание старенького холодильника. Ну что же… пяток яиц на раскалённой сковородке наверняка успокоят его, а горячий кофе придаст бодрости и сил… надеюсь.

Противный моросящий дождь встретил меня на выходе из подъезда, облепив лицо холодными каплями. Передёрнув плечами, я направился к ближайшей автобусной остановке, стараясь не думать о предстоящих трудовых буднях.

Внезапно пучок ярчайшего света ослепил меня, будто кто-то щёлкнул гигантским фотоаппаратом, направив вспышку прямо в зрачки. Я закрыл глаза. Едкий запах серы заставил меня, их вновь открыть, дабы узреть: какая пакость могла издавать столь мерзкий и отвратительный дух.

Дух исходил от тёмного пятна, появившегося посреди мокрого асфальта. Секунду назад его ещё не было. Пятно напоминало большую лужу разлитых чернил, но не в виде бесформенной кляксы, а в виде аккуратно очерченной идеально-ровной окружности.

Источника света – так бесцеремонно ослепившего моё зрение – я не обнаружил. Видимо неведомый фотограф не пожелал контактировать с объектом своего мимолётного внимания. Странный сегодня день…

Я подошёл ближе к чернильному пятну и с опаской опустил в жидкость носок ботинка. Похоже на густой кисель. Я поднял ногу. Та часть обуви, что побывала в вязкой субстанции, была совершенно чёрной и блестящей, словно её только что отполировали сапожным кремом.

«Неплохо!»

Подумал я и решительно сунул обе ноги в лужу. В ту же секунду, как только сапоги потеряли контакт с асфальтом меня с силой начало засасывать вглубь этой вязкой массы.

Я задёргался, пытаясь выдрать свои конечности из зловредного желе, но только ещё больше застревал в нём.

Жидкость поднималась всё выше и выше, «ласково» обнимая меня сначала у пояса, затем плавно перекатываясь к подмышкам и, кажется, отпускать совсем не собиралась. Я запаниковал.

Вероятно, точно также себя чувствуют «счастливчики», угодившие в объятия болотной топи. Но ведь я-то был не в чащобе лесной, не в трясине зелёной! Я находился в родном городе посреди улицы, закованной в асфальт!

Когда чернота поглотила меня по самое горло, паника моя достигла своего апогея, и я «благополучно» впал в беспамятство, лишь напоследок уловив краем сознания чмокающее хлюпанье над головой.

Очнулся я от невнятного бормотанья над собой. Напрягши слух, я прислушался к разговору, не раскрывая глаз.

– Какой он большой и уродливый! – сказал один из голосов – грубый и неприятный.

– Да нет же – он просто странный и непохожий на нас… – ответил второй – нежный и женственный.

– Ну, это дело вкуса, – хмыкнул первый. – По мне так большего уродства я ещё не видел.

– Это ты, Вик, просто завидуешь его росту, – хихикнул второй. – Существо вполне даже симпатичное… интересно – разумное ли оно?

«Ну, вот ни чего себе! – подумал я возмущённо. – Оказывается я уродливое существо, да ещё и с сомнительными умственными способностями!»

Не стерпев подобного неуважения к своей персоне, я открыл глаза и оторопел. Рядом со мной висели в воздухе два человечка! Вернее, они с виду только казались человечками. На самом деле ничего человеческого в их облике не было.

Вы слышали, как описываются фольклором ангелы и черти? Так вот – предо мной явились именно они! Один – типичный чертёнок, покрытый короткой серой шерстью с классическим хвостом и рожками на курчавой голове.

Второй… вернее вторая – ангелок – с сияющим нимбом на светлых кудряшках и прозрачными крылышками за спиной.

Рост их не превышал полуметра и если бы не живость тел, то их можно было бы вполне принять за куклы.

– Смотри, ожил! – сморщил волосатый нос чертёнок, пихнув локтем подружку, которая отвлеклась от обозрения моей особы, внимательно высматривая что-то в чёрном небе.

– Проснулся… – улыбнулась ангелок, озорно мне, подмигнув обоими глазками.

Её кукольное личико лучезарно светилось и источало благожелательность и доброту. Чертёнок же брезгливо кривил синие губы, всем своим видом показывая: как отвратительна ему моя личность.

Впрочем, мне было абсолютно наплевать на его «особое» мнение. Меня интересовал лишь один единственный вопрос, который я и озвучил хриплым от волнения голосом.

– Где я?

– В Пекле…

Буркнул чёрт, от души хлестанув себя хвостом по ляжке. Раздался звонкий щелчок, и бесёнок поморщился, злобно покосившись на раздвоенный кончик.

– В Эфире… – мило улыбнулась ангелок, и её ресницы запорхали в такт крылышкам, что неустанно поддерживали её над землёй.

Так в пекле или в эфире?! – начал злиться я, уже полностью овладев собой и вновь обретя былую уверенность.

– В Пекле!

– В Эфире!

Ангел и чёрт повернулись лицом друг к другу, отстаивая каждый свою точку зрения.

– Если это Эфир, – зашипел чертёнок, – то откуда здесь бушующее пламя Пекла?

Я вздрогнул от этих слов, чувствуя, как воздух начал быстро нагреваться, раскаляясь до температуры парилки финской бани. Мне сразу стало трудно дышать. Пот градом потёк по лицу и шее. Рубашка мгновенно взмокла.

Из-под толщи чёрных камней, покрывавших всё вокруг словно крупный песок – вырвались огненные всполохи, обдавая жаром окружающее пространство. Я испуганно поджал под себя ноги, когда задымились мои армейские ботинки и тесно прижался спиной к поверхности валуна.

– Если это Пекло, – упёрла руки в боки ангелок, – то откуда здесь манна небесная?

Чёрное небо внезапно посветлело, обретя серо-голубой цвет, и нам на голову посыпались белые хлопья, гася разгоревшееся пламя, которое с шипением исчезало под слоем молочного вещества. Жар отступил и… меня начал бить озноб. Пресловутая «манна небесная» на ощупь оказалась ледяной субстанцией и была холоднее снега.

– Ах, ты так! – чертёнок подпрыгнул на месте, повиснув в метре от земли. – Тогда я эдак!

Он завертел хвостом с такой быстротой, что лопасть самолётного пропеллера отвалилась бы от зависти, узрев сие стремительное вращение. Густой чёрный дым повалил из образовавшегося вихря, заполняя всё вокруг непроницаемым плотным туманом. Знакомый запах серы ударил в нос, и я вновь стал задыхаться… на этот раз от нестерпимого зловония.

– Подумаешь, удивил! – пожала плечами ангелок и крутанула нимб, который тоже довольно бойко закружился над её головкой, ничуть не уступая в скорости вращения волосатому придатку задней части оппонента.

Яркие лучи света брызнули во все стороны, разрывая в клочья густой туман, рассекая его на тонкие полоски, которые блекли, теряя свою насыщенную черноту, и исчезали сизой дымкой. У меня зарябило в глазах от мельтешения световых гамм этой импровизированной дискотеки. Не хватало лишь бодренькой музычки, чтобы завершить сие впечатление.

– Ладно, всё! Давай – баланс! – устало проворчал чёрт, подняв когтистые ручки вверх.

– Хорошо! – легко согласилась ангелок.

Миг – и всё пришло на круги своя – чёрные идеально-круглые камни и чёрное беспросветное небо, которое, несмотря на кажущуюся непроглядную черноту, всё же каким-то образом освещало поверхность земли. Чёрный свет… немыслимо.

«Небесно-адовы» жители вновь повернулись в мою сторону и выжидающе уставились на меня немигающими глазками.

Я откашлялся и осторожно, дабы не спровоцировать новое противостояние этих удивительных существ, спросил:

– Если вы не можете определиться с нашим местонахождением, то кто вы сами такие хотя бы знаете?

– Знаем!

Хором ответствовали они и вновь замолчали, играя со мной в односторонние гляделки.

– И кто?!

Меня опять начало охватывать нестерпимое раздражение от тупости этих летающих фольклорных персонажей.

– Вопрос в другом – кто ты? – чертёнок подлетел ближе, буравя меня красноватыми угольками недобрых глаз.

– Я – человек… – немного подумав, ответствовал я, стараясь отодвинуть своё лицо как можно дальше от волосатой морды чёрта. Душок из его полуоткрытого рта шёл тот ещё…

– Ты в этом уверен? – округлив синие очи, удивлённо вопросила меня ангелок. – Люди – это существа из древних легенд!

– Врёт он… – авторитетно заявил чёрт. – Человеков не бывает – сказки это.

– А кто же я тогда, по-вашему?! – возмущённо воскликнул я, соскакивая на ноги.

Моим собеседникам пришлось слегка поработать своими летательными причиндалами, чтобы вновь оказаться на уровне моего лица.

– Не знаю… – задумалась ангелок. – Может мираж? Возникают тут иногда объёмные картинки из остаточного информационного поля… правда, без озвучки… ты первый кто заговорил.

– Да сами вы глюки похмельные! – в конец вспылил я. – Это вас не бывает! А я наверняка сейчас валяюсь на больничной койке в приступе белой горячки.

Такая простая мысль до сих пор не приходила мне в голову, и я даже обрадовался, что наконец-то нашёл логическое объяснение происходящему со мной безумию.

– Но-но… – набычился чертёнок. – Давай-ка без резких движений! А то у меня руки чешутся развеять тебя по ветру!

– Тише, Вик! – заступилась за меня ангелок, и уже обращаясь ко мне, сказала. – В незапамятные времена, в глубокой-глубокой древности наш мир был един, и его заселяло множество разнообразных существ, в том числе и людей. Люди являлись великими магами и непрестанно экспериментировали с пространством, временем и веществом. Однажды в ходе такого вот масштабного эксперимента произошёл какой-то непредвиденный сбой, и случилась глобальная катастрофа. Наш мир распался на три отдельных пространственных мешка. Причём каждый из них получил свои уникальные физические свойства кардинальным образом отличные друг от друга.

– Мир Пекла – представителя, которого ты наблюдаешь в лице Вика, – она кивнула в сторону хмурого чёрта, – стал огненным подпространством, выжить в котором удалось лишь существам способным противостоять высокой температуре.

– Щас там попрохладней, – встрял упомянутый «представитель». – Можно даже без второй оболочки обходиться.

Ангелок махнула на него рукой, призывая к молчанию, и продолжила своё повествование:

– Мир Эфира – холодный мир. И естественно там смогли выжить лишь те создания, которые сумели адаптироваться к жуткой стуже.  Сами же люди оказались в этом междумирье, – она сделала широкий жест рукой, показывая, где обосновалось человечество после катаклизма. – Но прибывали они здесь недолго. Сплошь маги и ведьмы – они не смогли усмирить свою колдовскую натуру, и продолжали измываться над физической природой, изменяя суть вещей по своей прихоти. Однажды они просто-напросто пропали из этого мира, оставив после себя планету, усыпанную камнями. Наши предки после исчезновения людей развязали кровопролитную войну за обладание территорией этого измерения, но ни одна из сторон так и не смогла одержать победу. Мы же – потомки древних – давно не воюем, так как это бесполезно.

– Почему? – невольно вырвалось у меня.

– Потому что наш уровень развития не позволяет этого сделать. Мы бессмертны. И повредить нас – физически – невозможно.

– Точно! – хохотнул чёрт. – Мы неубивашки! Вот смотри!

Он схватился обеими руками за живущий своей жизнью хвост, нещадно хлещущий хозяина по различным частям тела и, крякнув, с силой дёрнул его. Хвост легко отделился от своего законного места и остался в когтях у чёрта.

Но не прошло и секунды, как из-за спины волосатого мазохиста показался ещё один, мгновенно отрастая на месте оторванного. Чёрт небрежно отбросил в сторону прежний, который едва коснувшись поверхности, буквально испарился, оставив после себя лишь сизый дымок да едва уловимый серный запах.

– Выпендрёжник! – фыркнула ангелок.

– Ничего подобного… – осклабился чёрт. – Давно хотел избавиться от него… новый-то поспокойней будет.

И вправду… в отличие от старого неугомонного хвоста свежевыращенная принадлежность чёртовой задницы повисла промеж ног вялой безвольной плетью

– Мы иногда забираемся в это измерение и ради забавы соревнуемся в противостоянии стихий наших миров. А сегодня не успели мы материализоваться, как наткнулись на… даже язык не поворачивается назвать тебя человеком. Ведь они сгинули сотни тысяч лет назад, оставив после себя лишь легенды да этот мёртвый каменный мир.

– И все же я человек, – решился я вставить реплику в несмолкающую болтовню ангелочка. – В нашем мире – упомянутые вами колдуны и ведьмы – тоже являются сказочными персонажами, исключая различных шарлатанов, которые занимаются не столько магией, сколько отъёмом денежных средств у населения. И я решительно не понимаю, о чём вы тут мне толкуете. Я просто хочу знать: каким образам мне можно попасть обратно в свой мир без всяких там хвостатых чертей и крылатых ангелов.

– Ты кого чёртом назвал?! – взвился рогатый волосатик, гневно раздувая ноздри. – Я – Вик из клана древних демонов! И если тебе это не понятно, то я легко могу вбить данную простую истину в твою бестолковую черепушку.

Маленький крепкий кулачок с размаху врезался в мой лоб, да так быстро и сильно, что я не успел среагировать, пребольно стукнувшись затылком о каменную поверхность шара.

– Успокойся Вик… – вновь встала на мою защиту ангелок. – Он не хотел тебя обидеть – брякнул по незнанию… я сейчас всё ему объясню…

– Валяй… – злобное создание отлетело от меня, но не далеко… наверняка с расчётом на скорую атаку.

– Понимаешь… – меж тем продолжила моё просвещение ангелок. – Чертями народ Вика называли именно люди, и это являлось обидным прозвищем… почти ругательством.

– Сам виноват… – проворчал я, потирая шишку на затылке. – Мог бы и представиться…

– А ведь и верно! – хлопнула в ладоши рассказчица. – Мы и знать не знаем, как звать друг друга. Это Вик – демон, ну а я – Лия – из народа сильфов. Ну а о слове, которым ты меня назвал, я даже не слышала. Надеюсь, оно ничего предосудительного не означает?

– Наоборот… ангелы для нас являются святыми сущностями, помогающими во всём. Ну а я…

– Знаем уже – человек! – прервал моё представление чёрт.

(Чёрт он и есть чёрт – хоть демоном он назовись, хоть бесом – всё равно чёрт… это название намертво ассоциировалось у меня с его внешностью, и менять его я не собирался).

– Послушайте! – взмолился я. – Раз уж мы все тут перезнакомились, быть может, вы подскажите мне, как вернуться домой? Ведь сами-то вы как-то проникли сюда из своих миров?

– Ну, для нас-то это не проблема, – хохотнул довольно Вик. – Мы существа могучие и для нас входы-выходы открыты в любой точке пространства… да вот хотя бы в этой.

Чертяка кивнул на круглый валун позади меня и, подлетев к нему, поманил пальцем. Не ожидая подвоха, я доверчиво приблизился и вопросительно уставился в его наглые красноватые глазки.

Чёрт же, ещё раз хохотнув, вдруг с силой толкнул меня вперёд. От неожиданности я покачнулся, и упёрся ладонями в стенку шара… которая почему-то вдруг потеряла былую твёрдость, и мои руки по локоть увязли в её размягчённой поверхности. Я почувствовал, как меня снова начинает затягивать чернота.

– Прекратите беспредел! – успел выкрикнуть я, прежде чем меня окончательно всосало в шар.

– Ты куда его отправил?! – топая ножками, кричала между тем Лия на своего приятеля. – Он же в твоём пекле заживо сгорит!

– Не сгорит… – ухмыляясь во весь рот, ответил Вик. – Я на него вторичную оболочку накинул. Попотеть попотеет, а шкурку не попортит… я же говорю – прохладно у нас стало.

– Но зачем ты его туда закинул? – уже спокойней спросила Лия

– А куда его теперь? – пожал плечами Вик. – Пусть подивятся на чудо мои родичи. Ну а как натешатся – мы его к тебе отправим. Сильфы, небось, тоже настоящего человека никогда в жизни не видели?

– Не видели… – согласилась Лия. – Но в том то и фишка, что это не настоящий человек. Был бы он настоящим, то ему хватило бы щелчка пальцев, чтобы превратить нас… в эти вот камушки. Давай… двигай за ним. А то твои родственнички мигом его в пепел обратят по незнанию. Ну а я пока к оракулу нашему подамся… вдруг да знает она, откуда явилась к нам эта особь, так сильно напоминающая легендарного человека, но не являющаяся им.

– Ладно, не расстраивайся, – Вик потёр свой волосатый нос. – Присмотрю я за ним. Встречаемся здесь же… через денёк.

– Хорошо… только не забудь и человека с собой прихватить… в целости и сохранности, а то знаю я вас… чуть что – сразу пламенем в морду…

– Договорились…

Жарко. Дыханье спирало от раскалённой атмосферы. Лёгким катастрофически не хватало живительной прохлады и с каждым вдохом струи обжигающего воздуха врывались в них сухим горячим паром. Расплавленная жидкая масса красным пузырящимся потоком медленно обтекала меня со всех сторон.

Я валялся на глыбе серого камня и нещадно потел, пытаясь сообразить, куда меня закинула эта злобная тварь. Такое ощущение, что я попал в самое жерло вулкана.

Впрочем, отправить она меня могла лишь в одно место – в своё любимое пекло. А ещё жалуется, что я его чёртом обзываю… кто же он – если не чёрт – после этого?

Я вдруг почувствовал, что камень, на котором поджаривалось моё тело, медленно двигается по огненной реке. Высокие скалистые горы остроконечными пиками возвышались по обоим её берегам, чёрными зубьями вытягиваясь из огненных водоворотов расплавленной массы. Каким-то образом мой каменистый кораблик обходил стороной основания этих утёсов, словно в нём был установлен скрытый автопилот.

Наконец после очередного поворота за очередную скалу меня вынесло на открытое пространство. Это было своеобразное огненное озеро, окружённое грядой скалистых возвышенностей, которые были буквально испещрены провалами тёмных пещер.

Я внимательно оглядел берег и вдруг заметил, что в пещерах разгораются красноватые точки. Точки разгорались всё ярче, пока не превратились в глаза десятков чертей.

«Ну вот, – с грустью подумал я. – Была у меня в знакомцах одна злобная тварь, а теперь их будут множество. Они либо разорвут меня на части, либо зажарят живьём над бурлящим потоком магмы»

Черти толпами выходили из пещер, с любопытством наблюдая необычное зрелище в лице моей персоны, скромно восседающей на плавучем куске камня.

Расстояние между мной и берегом сокращалось гораздо быстрее, чем мне бы этого хотелось… вернее мне этого совсем не хотелось, но отсрочить воссоединение я был не в силах, так как камень не лодка, да и голыми ручками по расплавленной лаве не погребёшь.

Я решил смириться с судьбой и лишний раз не рыпаться, тем более что рогатых волосатиков на берегу собралось не меньше сотни. И хотя самый высокий из них едва достигал моего колена, противостоять ораве чертей я всё же не решился бы… особливо памятуя неслабый удар по лбу моим недавним знакомцем.

Каменный плот со стуком приткнулся к берегу и застыл на месте, слегка покачиваясь на огненном студне. Мне ничего не оставалось, как молча шагнуть на скалистую твердь и сиплым голосом прохрипеть:

– Здрасте…

– И ты будь здрав зверь невиданный…

Выступил вперёд чёрт, сплошь покрытый белой шерстью: то ли седой, то ли альбинос.

«Ну, вот… меня уже и в зверьё определили… – невесело подумалось мне. – Чего доброго ещё в клетке запрут… в зоопарке местном».

Любопытные черти обступили меня со всех сторон. Самые смелые из них дёргали за штанины и тут же убегали, шушукаясь в сторонке. Судя по тому, что они были на порядок мельче своих собратьев – это были дети.

– Кто ты и откуда прибыл в наш город? – поинтересовался седой чёрт, отогнав очередную ватагу бесенят от шнурков моих ботинок грозным окриком.

«Если это город, то знать они застряли в эпохе местного «каменного века» – промелькнуло у меня в голове, но вслух я озвучил другое.

– А нельзя ли поговорить где-нибудь в другом месте? Где хотя бы чуть-чуть попрохладней?

Чёрт удивлённо вскинул кустистые брови и озадаченно почесал макушку.

– Так здесь вроде бы и так не слишком жарко… я бы даже сказал довольно таки свежо…

Вот те раз! Пышущий нестерпимым жаром сухой воздух – для него является прохладным дуновением ветерка! А какая температура здесь тогда считается высокой?  Я удивляюсь, почему сам ещё жив и не поджарился на камушке в первые же секунды своего пребывания здесь.

– Понимаете, ваш климат не слишком благоприятен для моего организма, и я был бы вам очень признателен, если бы вы отвели меня куда-нибудь в тень… думаю, одна из пещер для этого вполне подойдёт.

– А-а… так ты из верхнего мира? – понятливо кивнул альбинос. – Так бы сразу и сказал… для представителей ледяного народа, у нас имеется особое место… пошли за мной.

С трудом передвигая ноги, я поплёлся за своим провожатым. Остальные черти, узнав, что я всего-навсего один из жителей Эфира потеряли ко мне всяческий интерес и разошлись по своим делам. Разубеждать их в обратном я не стал, хорошо помня реакцию на слово «человек» незабвенной парочки из междумирья.

Седой чёрт привёл меня в одну из пещер. Ступив в её пределы, я чуть не выскочил обратно. Меня, наверное, мог бы понять лишь цыплёнок-гриль, которого сначала жарили на отрытом огне, а потом зачем-то сунули в духовку.

Посреди этого каменного мешка лежал большой – опять же каменный – диск. Чёрт, пыхтя и отдуваясь, с трудом забрался на него и велел мне становиться рядом.

«Интересно, почему они здесь не летают как Вик? Впрочем, это точно не моё дело… Может он один такой талантливый среди своих сородичей?»

Встав рядом с альбиносом, я вдруг почувствовал лёгкую вибрацию, и чуть было не упал, когда диск, дёрнувшись, начал медленно опускаться.

«Кажется, каменный век отпадает, – подумал я, наблюдая за скольжением площадки в цилиндрической шахте. – Не было у пещерных людей лифта».

По мере нашего спуска жара понемногу отступала, и дышать мне стало несколько легче. Чёрт же наоборот, кажется, начал мёрзнуть. Он обнял себя руками и даже стал притопывать ногами, видимо, пытаясь согреться. Я же продолжал истекать потом, словно находился в парилке со стоградусной температурой.

Круг прекратил своё движение и перед нами открылся освещённый туннель. Каких-либо осветительных приборов не наблюдалось. Приглядевшись, я заметил, что мягкий голубой свет источали сами стены.

Шли мы недолго. Вскоре туннель закончился, неожиданно перейдя в просторное помещение с высоким сводом. Это естественно тоже была пещера, но тщательно обработанная камнетёсами. По периметру располагались статуи, изображавшие в основном чертей. Но попадались и скульптуры ангелов. Неведомый мастер был довольно искусен. Казалось, что каменные изваяния вот-вот соскочат со своих постаментов и пустятся в пляс.

– Присаживайся… – махнул рукой чёрт на каменный выступ в стене пещеры. – И рассказывай, что привело тебя в наш мир. Небось, натворил что-то в Эфире и тебя низвергнули к нам на перевоспитание? Хотя обычно сильфы предупреждают, когда ссылают к нам неугодных.

Я не перебивал чёрта предпочитая дать ему выговориться, и тщательно наматывал получаемую информацию на ус. Но альбинос видимо вскоре устал выдвигать собственные предположения и выжидательно замолчал, внимательно всматриваясь в мои карие очи.

Я понимал, что если начну рассказывать басни о неведомом мне, верхнем мире, то он быстренько меня расколет и выведет на чистую воду… вернее огненную лаву. Поэтому недолго думая я брякнул:

– Я не из эфира…

Чёрт недоуменно посмотрел на меня и недоверчиво спросил:

– А откуда ты тогда? Не из междумирья же? Там условий для жизни нет никаких…

– А зачем же вы тогда воевали за него? – решил ответить я вопросом на вопрос, оттягивая неизбежное признание.

– Из-за камней… – пожав плечами, сказал чёрт. – Об этом все знают. В них содержится могучая энергия, которую вложили туда древние маги. И если её научиться использовать, то…, впрочем, так думали наши предки. Нам давно уже по большему счёту нет дела ни до тех камней, ни до энергии, заключённой в них.

– Понимаю… – закивал я головой. – Вы бессмертны, неистребимы и всё такое…

– Кто тебе сказал подобную чушь? – чёрт казалось, даже забыл о том, что хотел расспросить меня о моей особе. – Мы конечно долгожители, но не бессмертны… да и насчёт неистребимости тебя явно ввели в заблуждение. Убить нас трудно, но всё же можно.

– Как же так?! – удивился я. – А вот Вик говорил мне совсем другое… и даже хвост свой в доказательство оторвал…

– Вик? – расхохотался старый чёрт. – Этот выскочка ещё тот любитель пускать пыль в глаза. А что касается хвоста то это наша физиологическая особенность. Нам приходится время от времени избавляться от него, когда он вырастает слишком длинным. К тому же спинной мозг, находящийся в нём, в эту пору становится чересчур самостоятельным и начинает вести себя неадекватно. Вот мы и удаляем его иногда…

– А Лия? Она тоже любительница приврать?

– О да! Вик и Лия – сладкая парочка. Почти всё время они проводят в междумирье, пытаясь разгадать тайну камней. Но ничего у них не выйдет. Люди были настолько хитроумными магами, что порой сами не ведали, что творили.

– А куда всё-таки подевались эти загадочные колдуны? – не давая опомниться чёрту, задал я следующий – такой волнительный для меня – вопрос.

– Да кто их знает… – поскрёб затылок тот. – Одни легенды говорят, что человекам удалось создать ещё один мир, закрытый от нас, и они все переселились туда. Другие – что они доэксперементировались ещё до одной катастрофы и обратились в те самые камни… пойди сейчас разберись после стольких тысяч лет…

– А как они выглядели, ваши легенды говорят?

– Никто этого точно не знает… доподлинно известно одно: что они были безобразными великанами, и рост их достигал вершин самых высоких гор.

– Прямо атланты-титаны какие-то… – пробормотал я, размышляя: как же всё-таки свернуть разговор на интересующую меня тему не признаваясь, что я и есть человек или, по крайней мере, потомок тех магов, что некогда сбежали отсюда и что мне позарез нужна информация о том, как мне смыться вслед за ними.

– Ну, так всё же: кто ты сам таков будешь? – оторвал меня от глубинных мыслей чёрт. – Что-то я не припомню у «ледышек» особей подобных тебе… кажись, нет у них такой расы.

– Человек он…

Раздался ехидный голос у нас над головой. Мы подняли глаза – перед нами парил с глумливой ухмылкой на волосатой морде незабвенный демон Вик.

– Для начала опустись на пол! – строго приказал старый чёрт. – Ты прекрасно знаешь правила: мы не пользуемся левитацией в собственном мире.

– Дурацкие правила… – буркнул Вик, обретая вес и прыгая вниз.

– Теперь объяснись, что ты имеешь в виду, используя слово «человек» по отношению к жителю верхнего мира? – седой сурово сдвинул брови, вопрошающе уставившись на Вика.

– Да в верхнем мире таких образин сроду не бывало… – хохотнул Вик, указывая на меня пальцем.

– Но-но… попрошу без оскорблений! – встал в позу я, но на мою возмущённую реплику никто не обратил внимания.

– Это – человек – потомок древних магов, – скрестив руки на груди, пустился в разъяснение Вик. – Правда, от тех легендарных личностей он унаследовал лишь уродство, но к нам, по-видимому, заявился именно из того самого мира, куда в незапамятные времена сбежали люди. И насколько я понял, там больше нет ни колдунов, ни ведьм. Как эта особь пробила барьер между мирами, выяснить, пока не удалось. Но думается мне, здесь сыграла роль некая аномальность, основанная на факторе случайности.

– Это, правда? – обратился ко мне седой чёрт.

– В общем-то, да… – нехотя ответил я, все ещё злясь, на языкастого Вика за его нелицеприятные эпитеты по отношению к моей внешности. – Я действительно не понимаю, как оказался в вашем мире. Залез в какую-то кляксу… она меня и всосала, выбросив посреди камней.

– Так-так… – задумался седой. – Похоже, ты случайно угодил в пространственную червоточину. Появляются они иногда… даже в нашем трёхмирье…

– Трёхмирье?

– А? Да. Наш мир (Эфир, Пекло и Междумирье) является в принципе единым… только разделённым в пространстве на три части – три отдельных трёхмерных мира, но связанных одним временным континуумом … это довольно сложно объяснить… да думаю и не нужно. Мы легко попадаем из одного мира в другой, когда это необходимо, но вот в другие альтернативные реальности вход заказан даже нам. Бывали случаи, когда демоны попадали в такие вот червоточины и навсегда исчезали, но, чтобы самим их создавать… этого мы не умеем… пока.

Неприятный холодок резво пробежал по моей спине, не смотря на жуткую духоту, когда его слова дошли до моего понимания.

– Так это значит, что? Я никогда не смогу попасть домой и навсегда останусь в аду? – дрожащим голосом спросил я, ни к кому собственно не обращаясь.

– Да…, наверное, это так, – седой чёрт сочувственно посмотрел на меня. – Если случайно не наткнёшься на червоточину… но даже если это произойдёт, нет никакой гарантии, что ты попадёшь домой… ведь иных миров – многие миллионы.

– Да ты не расстраивайся так, – хохотнул Вик. – Будешь жить здесь. Мы к тебе в гости ходить будем… пока сам не захочешь… утилизироваться.

– У нас ему нельзя… – покачал головой седой. – Не выдержит он здешнего климата. Твоя защитная оболочка скоро истончится, и парень просто-напросто спечётся в собственном соку.

– Ну, тогда я его в междумирье обратно отправлю – пусть ищет червоточину, – выдвинул следующее предложение неугомонный бес.

– Тоже не вариант… с голоду умрёт пока дождётся её.

– А нам то что? – осклабился Вик. – Да если бы я его сюда не закинул – так никто бы до сих пор и не знал о нём…

– А ну цыц! – посуровел седой чёрт. – Мы демоны никогда не оставляли в беде разумных существ!

– Да ладно… я пошутил, – замахал руками Вик. – Так может его в Эфир отправить? Пусть в верхнем мире о нём и заботятся… там это любят делать.

– В Эфир? – чёрт надолго замолчал глубоко задумавшись.

Я молчал тоже.  Потому как всё равно ничего толкового предложить бы не смог по причине незнания здешних реалий.

Наконец тряхнув рогатой головой, седой чёрт, сказал:

– Пожалуй, это единственное верное решение. Там и климат помягче и сильфы толковые попадаются… авось и помогут человеку. Только их бы предупредить сначала надобно…

– Да знают они там всё…

– А… ну да… подружка твоя подсуетилась?

– И никакая она мне не подружка… – отчего-то смутился Вик. – Так… сражаемся иногда друг с другом… чтобы форму не потерять.

– Ну что же… на том и порешим! – хлопнул в ладоши седой чёрт. – Отправляй его давай, а меня дела ждут. Скоро заседание совета по климатическим вопросам, а я тут с вами прохлаждаюсь… аж замёрз весь.

Седой чёрт развернулся и, не оглядываясь, направился к выходу из залы.

– Ну что? Готов к новому путешествию?

Подскочил ко мне Вик. И не успел я и рта открыть для ответа как он, подпрыгнув, вновь с силой пихнул меня в грудь. От толчка я попятился назад и упёрся спиной в стену, которая мгновенно стала вязкой и потянула меня в себя.

– А по-человечески нельзя попросить? – успел крикнуть я, прежде чем ухмыляющаяся рожа Вика исчезла из моего поля зрения вместе с моим сознанием.

– Вот он! Вот он!

Раздавшиеся позади голоса заставили меня оглянуться. Через заснеженное поле меня догоняли три фигурки, парящие в метре от поверхности белой пустыни. Я же в это время брёл по колено в снегу, стуча зубами от холода и пытаясь сообразить: сразу мне замёрзнуть или подождать чуток.

Решение «подождать» принесло свои плоды в виде трёх очаровательных ангелочков или сильфов как они себя называли. Среди них была, и моя старая знакомая по каменному миру. Они подлетели почти вплотную и, зависнув на уровне моего посиневшего носа, с нескрываемым любопытством уставились на меня. Вернее, большой интерес ко мне проявили подружки моей знакомой. Сама же она с лёгкой усмешкой висела чуть поодаль, сложив кукольные ручки за спиной.

– Девочки! Милые! – взмолился я, едва не падая на колени. – Не надо меня рассматривать! Отправьте меня куда-нибудь в тёплое место! Замерзаю я!

– Ой! – воскликнула одна из них. – Какие мы растяпы!

– Точно! – подтвердила вторая. – Недогадливые!

– Ладно… давайте его во дворец перенесём… – предложила третья.

Подруги закружились вокруг меня, образовав хоровод, и я почувствовал, что жгучий мороз начал потихоньку отступать, а затем неведомая сила плавно подняла меня над землёй и понесла в сторону горизонта. Причём сильфиды не переставали совершать круговые обороты вокруг оси в моем лице, словно я – звезда, а они – планеты на моей орбите.

Полет наш продолжался около получаса, если внутреннее мерило времени меня не обманывало. Наконец вдали показался… ледяной дворец – иного названия я ему подобрать не мог. Сверкающие белизной купола высоких башен заканчивались прозрачными шпилями, которые словно сталактиты упирались остриями в белое небо. Да… небо было в этом мире абсолютно белым как, впрочем, и всё вокруг.

Мы влетели в овальное отверстие одной из башен под самым куполом, вероятно служившим входом, так как внизу я никаких дверей не заметил. Впрочем, это совсем не означало, что их не было.

Сильфы поставили меня на ноги, после того как мы оказались в просторном помещении округлой формы.

– Ну вот… – сказала одна из них. – Здесь ты будешь жить. Скоро температура воздуха в комнате повыситься, нагревшись от твоего тела, и ты сможешь довольно сносно тут существовать.

– А нельзя ли пару угольков из нижнего мира сюда доставить? – спросил я, согревая дыханием озябшие руки.

– К сожалению, нет, – улыбнулась моя знакомая (Лия – кажется, так её звали). – В нашем мире нет места огню. Об этом позаботились ваши предки.

– Ну… нет – так нет… – вздохнул я тяжело. – А что-нибудь перекусить у вас найдётся? У меня – с того момента, как я оказался в вашем трёхмирье – маковой росинки во рту не было.

Крылатые девчонки недоуменно вытаращились на меня, словно я спросил их о чем-то весьма неприличном.

– Что ты хочешь перекусить? Или кого? – последовал после затянувшийся паузы удивлённый вопрос Лии.

Я, скорбно подняв глаза к небу, как мог, объяснил, что требуется моему человеческому организму – от начала процесса пищеварения до выделения отходов.

Наконец поняв, что от них требуется «ангелочки», прыснув в кулачки, вылетели наружу, но вскоре вернулись обратно, волоча за собой две большие чаши. Одна была заполнена снегом, а вторая пуста.

– Вот… – довольно произнесла Лия. – Это – внутрь, а это – наружу.

Она поочерёдно кивнула на чаши. Затем ангелочки дружно расселись полукругом, намереваясь очевидно понаблюдать за моей трапезой. Причём никаких видимых предметов, которые могли бы послужить стульями, я в упор не наблюдал. Они просто сидели на… пустоте.

Я тронул рукой снежную крупу и тут же отдёрнул её – настолько та была холодна.

– Вы предлагаете мне кушать снег? – озабоченно поинтересовался я, отодвигаясь от ледяной чаши.

– Это «манна небесная»! – рассмеялись сильфы. – Она очень питательна – мы тоже иногда ею лакомимся. Хотя для пополнения жизненных сил нам кормёжки – в твоём понимании – совсем не требуется. Попробуй – тебе должно понравиться.

Я с опаской прихватил щепотку белых крупинок и, запрокинув голову, забросил их в рот. О! Какая это была божественная пища! Холодная – словно сливочное мороженое – крупа, имела необычный вкус… настолько приятный, что поговорка «язык проглотишь» обрела для меня реальный смысл.

Сильфы внимательно наблюдали за мной, хихикая, и тыча друг друга локотками. Видимо мой неуёмный аппетит их сильно забавлял.

«Жить можно… – меж тем размышлял я, горстями поглощая манну. – Главное сытно и не слишком холодно, а дорогу домой я рано или поздно всё равно отыщу. Надеюсь, ангелочки мне помогут в этом. По сравнению с жителями нижнего мира они приятны не только с виду, но и в общении».

– Ну что пополнил свой энергетический запас? – спросила меня одна из крылатых чудесниц, когда я опустошил ёмкость.

– Угу, – подтвердил я, – дожёвывая остатки волшебной крупы.

– А теперь расскажи нам о своём мире! – попросила Лия. – Нам жутко интересно узнать, как могучие волшебники потеряли свои колдовские способности, превратившись в… тебя.

Я тяжело воздохнул, подумав: «Эти хоть образиной не называют… культурные», – и начал свой рассказ.

Когда я закончил повествование собственной жизни и описания мира, в котором имел удовольствие пребывать, то с удивлением обнаружил вокруг себя не трёх внимательных слушательниц, а… комната была забита сильфами до отказа. Я даже приблизительно не пытался определить их количество. Они были повсюду. Неподвижно висели плотными рядами до самого потолка. Причём все они были женского пола… с моей точки зрения. Хотя какой может быть пол у кукол? Лишь нежные голоса, красивые личики да длинные волосы до плеч могли подвести к мысли, что сильфы сплошь девочки.

– Мы бы хотели посетить ваш мир… – высказала за всех общее мнение Лия (хотя теперь я с большим трудом отличал её от других сильфов). – И поэтому мы поможем тебе отыскать дорогу домой.

– Но черти сказали, что это невозможно… – недоверчиво произнёс я, хотя призрачная птица надежды вновь подняла свою голову, так и, норовя расправить крылья.

– Фи… – сморщила носик Лия. – Жители нижнего мира зациклились на своём огне, и совершенно не понимают реалий. Мы знаем способ, как отследить нужную червоточину и попасть туда куда надо.

– А что же раньше вы не использовали их для путешествия между мирами? – подозрительно поинтересовался я.

– Ну…, во-первых, мы не знали, что в других мирах так интересно, а во-вторых, нам весело и здесь, – задумчиво ответила Лия. – Но теперь, когда ты поведал о невероятных чудесах своей реальности, нам страшно хочется побывать там…

– Ну что же… – улыбнулся я, – коль найдёте выход… то тогда: добро пожаловать в мой мир… приглашаю всех желающих.

– Замётано… – подмигнула мне Лия и прикрикнула на остальных. – А ну девочки… марш по своим ульям… дайте нашему гостю отдохнуть.

«Всё-таки девочки, – с усмешкой подумал я, – но тогда в таком случае, где их мальчики?»

Не смотря на приличный холод (по ощущениям было от +1 до +5 градусов по Цельсию) мне всё же удалось заснуть.

Разбудил меня тихий шёпот и лёгкое дуновение в щёку. Я открыл глаза. Перед моим взором маячила милая мордашка сильфы, которая с улыбкой, но довольно серьёзным видом внимательно смотрела на меня.

Я улыбнулся в ответ и протянул руку, чтобы дотронутся до её светлых кудряшек, но тут же отдёрнул её, так как «нимб» над головкой «ангелочка» угрожающе качнулся, уколов ладонь тонким лучиком.

Сильфа гаденько захихикала, но потом вновь посерьёзнела и прошептала:

– Ты зачем рой в мир свой позвал?

– Какой такой рой? – недоуменно посмотрел я на неё.

– Нас… мы все составляем единый рой с королевой во главе.

– А что? Если вы поможете найти выход, почему бы и не побывать у нас в гостях? – моё недоумение всё возрастало

– Глупый! – покачала головой сильфа. – Рой уничтожит ваш мир, как уничтожил этот.

– Как это так уничтожил? – я поражённо уставился на парящее надо мной существо.

– А очень просто… здесь же в древние времена было что-то похожее на твой мир: деревья, трава, цветы. Но великие маги в ходе своих экспериментов – как ты, наверное, уже знаешь – разделили мир на три части. Но в самом начале все три мира были полностью идентичны. Люди же в своих неуёмных колдовских измышлениях сотворили новых существ, которыми заселили два из трёх миров. Эти создания с невероятной скоростью принялись перестраивать окружающую действительность под себя, уничтожая другие живые биологические виды, что ещё сохранялись в природе после разделения. В результате один из миров превратился в ледяную пустыню, а второй – в огненное пекло.

Сильфа замолчала, давая мне время переварить услышанное. Переваривал я минут пять. Затем спросил:

– А зачем ты мне это все рассказываешь? Предаёшь свой рой?

– Глупости, – фыркнула та. – У нас нет понятия предательства. Есть лишь понятие выгоды. Мне выгодно попасть в твой мир одной – вот и вся причина.

– Но… если, по твоим словам, вы не добрые феи, а злые существа, то, как я буду уверен, что ты сама не приступишь к уничтожению нашего мира?

– Да ладно тебе, – небрежно махнула ручкой сильфа. – Что я могу сделать одна с целым миром? Закинешь меня на Северный полюс, а там я уж как-нибудь пристроюсь-приживусь.

– Но зачем тебе это?! – воскликнул я. – Не проще ли было, обманув меня проникнуть в нашу реальность всем скопом?

– Не проще! – гневно скрестила ручки на груди сильфа, вероятно начиная злиться. – На это у меня есть свои причины, о которых знать тебе не обязательно. И потом… у тебя всё равно имеется лишь три варианта: остаться здесь и погибнуть от голода и холода – или ты думал, что мои сёстры будут кормить тебя вечно? – насмешливо вопросила меня она, но, не получив ответа, продолжила. – Либо взять с собой весь рой и тем самым уничтожить свою родную действительность. Кстати если думаешь, что на твой век тепла хватит, то ты ошибаешься. Рой действует быстро, и вечная зима у вас настанет максимум через год. И наконец, третий вариант – вместо роя взять с собой одну лишь меня. Давай… думай быстрей!

Я думал. Выбора у меня действительно имелось немного. Вернее, его не было вообще. Но как говорится из двух зол – в моем случае из трёх – выбирают меньшее. И я выбрал.

– Хорошо. Я беру тебя с собой. Но у меня есть два вопроса: как ты найдёшь пресловутую червоточину, и что помешает остальному рою найти вход в мой мир самостоятельно?

– Для того чтобы найти вход – необходимо чувствовать твоё тепло, искру жизни, что течёт в твоей крови. Она как магнит притянет нужную червоточину прямо к тебе. Но ты её естественно не увидишь и не поймёшь, что это она. А я увижу… ориентируясь на тебя. Вот и всё. Ну что? Двинули?

– Прямо сейчас? – поразился я такой прыткости.

– Именно сейчас! – сердито зашептала она. – Пока мои сёстры находятся на совещании у королевы. Давай живей!

Я поднялся на ноги и подошёл к входному отверстию башни. Взглянув вниз, я отпрянул обратно – высота была впечатляющая.

– Не бойся!

Услышал я за спиной голосок сильфы и почувствовал, как некая сила поднимает меня за шкирку словно котёнка, и несёт наружу. Понимая, что дёргаться бесполезно я решил отдаться судьбе – в лице странного создания с нимбом на голове – и просто закрыть глаза.

– А ты не страшишься мести со стороны своих сестёр? – крикнул я, перекрывая шум ветра и стуча зубами от холода.

– В твоём мире они меня не достанут, – донёсся еле слышный ответ. – А если попадёмся здесь, то… светит мне ссылка в Пекло на долгие годы. Но оно того стоит…

Я конечно совершенно не понимал, чем эту сильфу не устраивает жизнь на родине и зачем она стремится расстаться не просто с собственным народом, а с собственным видом. У нас она себе подобных точно не найдёт, но это по большому счёту на данный момент меня мало волновало. Главное быстрее самому унести ноги из всех этих альтернативных реальностей и очутиться дома на своём любимом диване.

Мои мечтательные раздумья прервало резкое падение в снег. Нос мой уткнулся в холодную субстанцию, и я невольно захватил её губами. Быть того не может! Это же та самая «манна небесная», которой меня пичкали сильфы! Значит, пищи здесь вполне достаточно и от голода я бы точно не умер… разве что от холода – рано или поздно.

На спину прыгнула сильфа, которую, кстати, звали Соя, и больно придавив коленом шею, яростно зашептала в ухо, обдавая его ледяным дыханием:

– Ни звука! Лежи неподвижно! Рой летит!

Я скосил глаза к небу и заметил на горизонте белую тучу, стремительно несущуюся параллельно нашему курсу. Туча состояла из множества мелких фигурок со сверкающими нимбами на головах, блеск от которых походил на всполохи северного сияния.

– Уф-ф… кажется, не заметили, – дрожащим голосом пробормотала Соя.

И тут я понял, что она боится… смертельно боится, но все же идёт против своего народа. Что ж ей так неудобно-то с ними?

– Всё… вставай. Сейчас будем червоточину искать… – распорядилась уже веселее сильфа.

– А твои подруги не вернутся часом? –  поинтересовался я, отряхивая с одежды сладкую крупу.

– Не-а… – радостно пропела Соя. – Они сейчас пока полный круг не дадут, не вернутся точно. А за это время мы успеем твою дверцу отыскать. Та-ак…

Сильфа закружилась вокруг меня, одновременно крутанув свой головной диск, который медленно завращался, испуская во все стороны голубые лучи.

«Интересно: эта кругляшка часть организма сильфов или какая-то встроенная техническая деталь? – думал я тем временем, наблюдая за действиями Сои. – Впрочем, технике здесь взяться, как я понимаю неоткуда, значит, они рождаются уже с «нимбом» над головой. Только как? Может они гермафродиты или вообще почкуются? Ладно… при случае спрошу».

Сильфа кружилась возле меня ещё минут пять, затем резко тормознула, произнеся одними губами:

– Вот она!

Я завертел головой, но ничего не увидел кроме сплошной белой субстанции (называть теперь это снегом у меня язык не поворачивался) о чём и сообщил застывшей в неподвижности сильфе.

– Я же говорила, что сам ты ничего не заметишь… иди за мной.

Соя плавно поплыла вперёд и остановилась возле небольшой воронки размером с кулак.

– Вот она! – ещё раз повторила сильфа, указывая на углубление.

– Что-то больно маловата, – покачал я головой, с сомнением обозревая воронку.

– Расширится… – рассеянно пробормотала Соя, к чему-то явно прислушиваясь и вдруг взвизгнув: – Рой! – с разворота толкнула меня в сторону воронки.

«Да что за вредная привычка у всех этих иномирян толкаться в самый неподходящий момент?! – раздражённо подумал я, ныряя головой в сугроб.

Эта мысль была последней перед угасанием сознания…, как всегда.

Я лежал на диване, щёлкая пультом телевизора, и поглощал баночное пиво, которым забил холодильник до отказа. С работы меня уволили ещё неделю назад. Оказывается, меня не было в нашем мире больше месяца, хотя по моим ощущениям я пропадал не более трёх дней. Ну, да и чёрт с ними! Не пропаду!

Упомянутый демон всплыл в моем сознании неясным силуэтом и погрозил кулаком. Я криво усмехнулся и щёлкнул пальцем по собственному лбу. Чёрт исчез.

«Вот так мы и боремся с белой горячкой…», – довольно подумал я и встал, чтобы достать очередную холодную баночку «Жигулёвского».

Открыв дверь холодильника, я заглянул в морозилку. Там скорчившись в три погибели, спала сильфа, покрытая белым морозным инеем. Я снова усмехнулся. Вот ведь какая незадача. Наш климат оказался настолько непригоден для существования этого создания, что как только мы проявились на городском асфальте, она тут же без чувств упала на него, успев лишь прошептать:

– Мне нужен холод и чистый воздух… я умираю…

Мне ничего не оставалось делать, как подхватить бесчувственной тельце под мышку и отправиться домой. Прохожие не обращали никакого внимания на безвольно повисшую в моих руках сильфу. Да и то верно. Отличить её недвижную от обычной куклы не было никакой возможности.

Чистого воздуха я дать своей «подружке» не сумел (где ж его взять в нашем отравленном – человеческой жизнедеятельностью – мире?), но вот холодом обеспечил, засунув её в морозильную камеру, где она благополучно и прибывала в глубокой спячке. Поначалу я пытался её разбудить, но она не реагировала ни на щекотку, ни на нашатырный спирт. Видимо отсутствие чистого воздуха действовало на неё самым сонным образом.

Я махнул рукой, оставив все попытки привести особь в чувство, и ударился в беспробудное пьянство, дабы сбросить стресс, навалившийся на меня после всех приключений.

Быть может когда-нибудь я, и выполню своё обещание – отвезу сильфу на Северный полюс, но это будет явно нескоро.

Для начала мне необходимо найти приличную работу, накопить достаточно денег на поездку, и лишь затем отправиться в путешествие по холодным арктическим землям. Хотя при здравом размышлении чистого воздуха она не найдёт и там… так что пусть лежит в моем холодильнике. Буду иногда вынимать её на свет божий, и любоваться, вспоминая былые времена.

Автор: Владимир Исаев

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *